ГлавнаяОтшельники из Обдыра. В глухой тайге на берегу Елвы живут члены загадочной общины

Отшельники из Обдыра. В глухой тайге на берегу Елвы живут члены загадочной общины

27 июля 2012
Отшельники из Обдыра. В глухой тайге на берегу Елвы живут члены загадочной общины

Девять лет назад в Княжпогостском районе в заброшенном поселке Обдыр появилась небольшая православная община. Сюда подальше от цивилизации и мирской жизни перебралась группа православных из кировского города Уржум.

С годами они свели до минимума все свои контакты с миром. Об общине ходит много слухов, но побывать в этом «таежном тупике» и посмотреть, как живут отшельники, удается немногим. Корреспондент решил все-таки добраться до загадочного места.

В таежном тупике

Некогда благополучный поселок лесозаготовителей Обдыр был официально закрыт еще в 1991 году. Сейчас его даже нет на картах. Удивительно, как жители Уржума узнали об этом месте. Сейчас от поселка практически ничего не осталось – только несколько развалившихся домов напоминают о том, что здесь некогда кипела жизнь, работали детский сад, котельная, магазин. Сейчас в Обдыре живут только члены общины и единственный «мирской» человек, бывший егерь Петр Королько. Он живет в домике турклуба «Поцелуй медведицы», а члены общины за высоким трехметровым забором.

Про общину часто пишут, что она находится в поселке Мещура. Действительно, Мещура и небольшой полузаброшенный поселок Седъюдор – это самые близкие к Обдыру населенные пункты. Но Людмила Стеблина – руководитель администрации поселка Мещура, в котором прописаны члены общины, категорически отказалась рассказать что-либо о жителях Обдыра. Сказала только, что этого поселка официально не существует, а в общине, по ее данным, сейчас проживают четырнадцать человек.

От Мещуры до Обдыра около шестидесяти километров лесной дороги. Местами она проходит по болотам и пескам. Глубокие лужи тянутся на десятки метров, поэтому добраться в Обдыр можно только на внедорожнике, да и то в хорошую погоду. Зимой дорогу не чистят, и по ней можно проехать только на снегоходе.

На нашей «Ниве» мы смогли преодолеть эти шестьдесят километров за три часа. Множество развилок лесной дороги способны запутать любого, а спросить, где находится Обдыр, не у кого. Сотовой связи и столбов линии электропередачи вдоль старой дороги нет.

Когда уже казалось, что мы так и не сможем найти затерянный поселок, неожиданно в лесу среди деревьев появился забор. Крепкое трехметровое сооружение из потемневших досок тянулось на много сотен метров. За этим забором и живут переселенцы из Уржума. За забором виднелись крыши нескольких домов, были слышны звуки работающей бензопилы и ржание лошади. Но людей видно не было. Только когда мы вплотную подошли к забору, нас заметили и недружелюбно спросили, что нам здесь нужно. Через небольшую щелку в заборе я сфотографировал одного из отшельников. Вполне может быть, что родные не видели этого человека уже почти десять лет.

Хотя от Сыктывкара до Обдыра и обратно всего около шестисот километров, преодолеть этот путь за один день нереально. Поэтому мы решили переночевать в заброшенном поселке. Нас пустили на ночлег в один из домиков турклуба «Поцелуй медведицы».

Наутро мы снова попытались попасть в общину. Перед закрытыми воротами стояло непонятное сооружение, напоминающее средневековую дыбу: большой железный крюк мрачно раскачивался на ржавых цепях. Как нам позднее пояснил Петр Королько, это сооружение – своеобразный «колокол», в который могут стучать подошедшие к воротам люди. Правда, в ворота все равно никого не пускают. А чтобы у посторонних не было лишних вопросов, на заборе закреплены две вывески с длинным обращением.

Суть витиеватых обращений сводилась к тому, чтобы общину не беспокоили и не пытались проникнуть за забор. «При попытке насильственного проникновения к нам будут приниматься меры», – предупреждало обращение. Его текст был наполнен какой-то мрачной мистикой: «Мировые темные силы заставляют православное руководство бороться с православными, которые отказались от экуменизма и глобализации… Мы не сектанты, не староверы, не раскольники. Мы – чада русской православной церкви, исполняющие ее каноны, поминающие Патриарха. Мы надеемся на Бога, а не живем в страхе конца Света. Мы хотим воспитать детей правильно, в страхе Божьем и любви, чтобы они имели любочестие и были сознательными гражданами своего отечества. Мы не желаем их развращения, к чему вы стремитесь их привлечь. Мы не выйдем. Нам не о чем говорить. Настаивать и переубеждать нас не надо. Если имеется почта, просуньте ее в щель забора».

Противники ИНН и Дэна Брауна

Три года назад в газете со странным названием «Пасха Третьего Рима» было опубликовано коллективное исповедание двадцати одного члена обдырской общины и их духовного руководителя отца Александра. Из их письма можно узнать, что же загнало этих людей в таежный тупик. Письмо очень длинное, поэтому приведем лишь небольшие выдержки из него.

«Отчетливо просматриваются сегодня силуэты предательства веры, Отечества, – пишут они. – Важным в таких обстоятельствах становится сохранение чистоты родного Православия в каждо­дневной жизни. В сердца людей незаметно вкладывается новое православие, по своей сущности бездуховное, мудроватое, украшенное льстивыми красноречивыми проповедями, смягчающими и потакающими греховным привычкам: телевизор смотреть можно, видеомагнитофоны и сотовые телефоны иметь можно. Шикарные «иномарки» покупать можно. Церковная жизнь нарушается, ломается в угоду человеческим слабостям: проводятся сильно сокращенные искажающиеся богослужения, посты смягчаются, до Святого Причащения допускаются люди без покаяния. Крестят же людей вовсе неприготовленных, даже неверующих, венчают также людей неверующих ради красивого обряда, превращая Таинство в развлечение; отпевают кого угодно, лишь бы заплатили, даже людей нецерковных. Женщинам разрешают входить в церковь без платков, в мини-юбках, брюках и шортах. Теперь начинает воплощаться установка «темных сил»: внешне не трогать Православие, а изнутри видоизменять его, незаметно для основной массы вновь обращенных вовлечь их во всемирную религию антихриста. Еще 20 лет назад старцы советовали своим духовным чадам расставаться с городами, оставлять городские квартиры и покупать дома рядом с монастырями и церквями в сельской местности. Но мало кто послушался их.

Приняв ИНН, мы примем цифровое имя, данное антихристом. Прежде были не готовы и допустили принятие нового паспорта, медицинского полиса, пенсионных свидетельств и пользовались некоторой сетью услуг, сейчас отвергаем – ибо каждый документ «зашестерен». Мы отвергаем, как недопустимое действие, кощунство и издевательство над Богом, просмотр фильма про Иисуса Христа по роману Дэна Брауна и другие фильмы про Иисуса Христа. В заключение нашего исповедания просим у всех прощения за смущения и разногласия, возникшие из-за нашей общины».

Отметим, что идеология членов обдырской общины близка к околоправославной секте антиИНН-щиков, самой яркой стороной деятельности которой является случай с пензенскими сидельцами и отказ от прививок в Нижегородской области. Напомним, что пять лет назад в Пензенской области группа из 35 человек, называющих себя «Горним Иерусалимом», вселились в подземные укрытия. Они угрожали себя сжечь в случае насильственной эвакуации. Особую неприязнь сидельцы испытывали к ИНН, считая его печатью дьявола. Их уговорили подняться из подземелья только через год. Лидер «сидельцев» Петр Кузнецов был помещен в психиатрическую больницу с диагнозом «бредовое состояние личности».

Покайтесь и вернитесь

Между тем в Сыктывкарской и Воркутинской епархии не разделяют радикальных настроений членов общины и всячески пытаются убедить их вернуться на родину к родным. На днях на сайте епархии была опубликована очередная информация об отшельниках в Обдыре.

«В связи с многочисленными обращениями граждан, обеспокоенных судьбой своих родственников, находящихся в «религиозной общине», возглавляемой заштатным клириком Вятской и Слободской епархии Александром Кожевниковым, Сыктывкарская и Воркутинская епархия вынуждена выступить с разъяснением сложившейся ситуации, – написано там. – Мы не раз выражали свою обеспокоенность сложившейся ситуацией. Представители нашей епархии посещали эту «общину» с увещеваниями о необходимости возвращения к нормальной гражданской и церковной жизни. Мы обращались с заявлениями в Министерство внутренних дел по РК, Министерство образования РК, Министерство здравоохранения РК и прокуратуру для принятия мер в отношении данной «общины», поскольку сами мы не имеем никаких инструментов для разрешения сложившейся ситуации.

Представители «общины» не имеют контактов с внешним миром и ни с кем из жителей села не общаются. Находящиеся там дети не получают никакого образования. Также у находящихся там людей отсутствует элементарная возможность получить медицинскую помощь.

В связи с поступившими обращениями Сыктывкарская и Вор­кутинская епархия вновь вынуждена обратиться к руководителю «общины» Александру Кожевникову с призывом принести покаяние в своих заблуждениях, разрешить удерживаемым людям вернуться на родину, детям продолжить обучение в школах, а также получать медицинскую помощь. Правящий архиерей нашей епархии епископ Питирим также обратился к Высокопреосвященнейшему архиепископу Вятскому и Слободскому Марку с просьбой о принятии мер к своему заштатному клирику, вплоть до снятия священного сана».

Исход из Уржума

А началась вся эта история лет пятнадцать назад в Уржуме. Священник Свято-Троицкой церкви отец Александр (Александр Петрович Кожевников) собрал вокруг себя группу преданных прихожан. Из Синодика священнослужителей, служивших в Уржумском уезде в XX столетии, можно узнать, что Александр Кожевников родился в 1950 году в Уржуме, окончил кировское училище искусств. В детстве занимался боксом. Посвящен в сан священника в 1983 году. С 1987 и по 90-е годы служил в Уржуме.

В 2003 году по собственной инициативе подал прошение о переходе за штат епархии с правом перехода в другую епархию, забрав все документы с собой. Тогда же он уехал из родного города в леса Коми. Вместе с ним Уржум покинула часть его прихожан – от 48 до 70 человек. Большинство переселенцев продали жилье, и возвращаться им сейчас попросту некуда.

Самому отцу Александру в этом году исполнилось 62 года, но в общине есть люди разного возраста: от стариков до детей. Трое ребят, которым сейчас от 12 до 15 лет, большую часть жизни провели за забором, и сейчас им было бы трудно адаптироваться в современном мире «экуменизма и глобализации». Раньше они учились в школе Мещуры. Но ездить в школу за шестьдесят километров по бездорожью просто нереально.

Как нам рассказал Петр Королько, общинники редко выходят за ворота. Но грибы и ягоды они собирают. На обратном пути мы встретили пару человек из общины. На телеге с лошадью они поехали в лес по грибы. В общине помимо лошади есть трактор, машина, лодка и снегоход. На огородах жители общины выращивают овощи и картофель. На протекающих рядом с бывшим поселком реках Елве и Обдыре ловят рыбу. Даже подремонтировали один из рыбацких домиков на реке.

– Когда я спросил их, почему они выбрали именно Обдыр, то они сказали, что место им указал Бог, – рассказывает Петр. – Раньше они чаще выходили за ворота, но сейчас многие уже никуда не выходят. Недавно там умер один из стариков, и в общине осталось около пятнадцати человек. Несколько лет назад все их старики вроде бы отказались от пенсии.

Шесть лет назад, не выдержав тягот жизни в таежном тупике, несколько человек вернулись из Обдыра в Уржум. Уезжали члены общины и в последующие годы. На сайте Сыктывкарской и Воркутинской епархии есть аудиозапись рассказа некой Анны, которой в 2009 году удалось убежать из Обдыра. «Из ее рассказа явственно видно, что люди, удерживаемые в «общине», находятся там не по своей воле, они не получают медицинской помощи, а их дети лишены возможности получать образование», – прокомментировали в епархии запись.

В интернете можно найти письма родственников тех, кто живет сейчас в Обдыре: «Ищу Светлану Лещенко. Родилась в 1980 году в городе Уржуме Кировской области. С 2003 года предположительно находилась с несовершеннолетним сыном Никитой, 2000 г.р., в религиозной общине Кожевникова, в местечке Обдыр Княжпогостского района. С 2009 года связь с ними прервалась».

Новые люди жить в Обдыр не приезжают, поэтому можно предсказать, что через несколько лет община распадется. Старики останутся на местном кладбище, а молодые вернутся домой.

Артур Артеев, «Республика»

Комментарии (2)
Алексей # 27 июля 2012 в 22:30 0
Бог им судья! Заблудшая овца, как показал Бог, домой тоже вернуться может. Лишь бы поздно не было!
Александр # 24 января 2019 в 19:52 0
Не наше дело их судить.Дай Бог им твердости в исповедании веры православной.....



Рейтинг@Mail.ru